Рекламодателям

+ 359 876 807 110
+359 878 653 070
+359 877 450 180
bolexp.reklama@gmail.com

Генерал-фельдмаршал И. В. Гурко

Генерал-фельдмаршал И. В. ГуркоС переходом русской армии через Дунай, всё русское общество с живейшим интересом следило за молодецкою деятельностью передового отряда, состоявшего под начальством энергичного генерала Гурко. Занятие Тырнова, переход через Балканы и действия передового отряда в тунджийской долине — всё это, совершённое в течение одного месяца, разом обратило внимание на деятельного и храброго генерала, имя которого стало с этого времени одним из популярнейших. Затем генерал Гурко обратил на себя всеобщее внимание при занятии турецких позиций у Плевны и с того времени упрочил за собою славу одного из лучших боевых генералов. В настоящую пору Гурко, как и Скобелев, справедливо признан всем светом храбрейшим генералом нашей армии.

Свиты Его Величества генерал-лейтенант Иосиф Владимирович Гурко воспитывался в пажеском корпусе и, будучи 18 лет, поступил на службу в 1846 году в лейб-гвардии гусарский Его Величества Полк. С целью ознакомиться практически со всеми отраслями военного образования, И. В. Гурко, в 1856 году, по своему собственному желанию, перешёл на службу в пехотный генерала-фельдмаршала графа Дибича-Забал-канского полк; прокомандовав некоторое время батальоном, и узнав хорошо пехотную службу, он возвратился снова в гусарский гвардейский полк, в котором начал свою службу, а в 1866 году получил в командование сперва 4-й гусарский мариупольский Его Высочества принца Фридриха-Кассельского полк, а потом, с производством в генерал-майоры назначен ко-
мандиром лейб-гвардии конно-гренадерского полка. В 1874 году он был назначен командиром первой бригады второй гвардейской кавалерийской дивизии, и вслед затем командующим этою же дивизией.
Что касается боевой деятельности И. В. Гурко, то он участвовал в 1849 году, в бывшей тогда войне с Венгрией, в походе войск гвардии к западным пределам империи, а в 1854 году, по случаю открытия военных действий с Англией, Францией и Турцией, находился в составе петербургского гарнизона при оборонительных мерах, предпринятых для обеспечения берегов наших на Балтийском море. В 1856 году он находился некоторое время в Крыму на бельбекской позиции до прекращения военных действий, и был неоднократно посылаем занимать передовые позиции.
Кроме военных занятий, И. В. Гурко получал нередко весьма серьёзные поручения и по делам гражданским, которые исполнял всегда с необыкновенным усердием. Так, в 1862 году он удостоился получить именное монаршее благоволение за отличное исполнение возложенного на него поручения по крестьянскому делу.
Генерал Гурко имеет ордена: св. Владимира 3 ст., св. Станислава 1 ст., ев Анны 1 ст., прусский орден Красного орла 2 ст. со звездою: австрийский орден Франца Иосифа большого креста. За переход через Балканы он был назначен генерал-адъютантом к Его Императорскому Величеству.
Ген. Гурко был вызван из Петербурга в действующую армию телеграммой после перехода русских войск через Ду-
най, когда был образован передовой отряд, начальство над которым он вскоре и принял. Первоначальная цель, поставленная отряду, заключалась в следующем: выдвинуться в направлении Тырново и Сельви; осветить всю окружающую местность и приготовиться к дальнейшему наступлению. Затем, по особому приказанию августейшего Главнокомандующего — двинуться вперёд и стараться овладеть Балканскими проходами. Кавалерию же выспать за Балканы. Под прикрытием передового отряда предполагалось приступить к разработке проходов через Балканы, для движения обозов и тяжестей. Цель, как видно, весьма скромная сравнительно с теми результатами, которых генерал Гурко достиг на самом деле.
Со дня принятия командования над передовым отрядом начинается ряд блестящих дел.
25-го июня генерал Гурко с одной кавалерией и 16-й конной батареей налетает на Тырново, занятый 3000 низамов и несколькими батареями полевой артиллерии. Драгуны спешились и с неустрашимостью кинулись на неприятеля. Низамы держались до тех пор, пока могли стрелять из прикрытых позиций, и пока русские были от них ещё в некотором отдалении; но как только драгуны, не обращая внимания на огонь артиллерии, бросились на занятые турками позиции с громким «ура», неприятель пустился бежать, успев захватить только орудия и оставив боевые и жизненные припасы. Так быстро и решительно было наступление войск под командой генерала Гурко на Тырново. Занятие русскими войсками этого большого города, можно положительно сказать, представляет одно из беспримерных дел в военной истории: бригада кавалерии занимает с боя город с 40 000 населения; город, расположенный в пересечённой и трудно проходимой местности, город, снабжённый артиллерией, расположенный в великолепно устроенных батареях, и снабжённый всем необходимым для боя. Действительно, трудно верилось, чтобы это было так, что Тырново взяли два драгунских полка при одной батарее конной артиллерии; что наступление делали спешенные драгуны, что потери мы имели всего четыре человека; а между тем, всё это было действительно так.
Как говорят, генералу Гурко дано было приказание занять Тырнов, во чтобы то ни стало, в течение семи дней. Генерал выслал драгунскую бригаду под командой Его Высочества принца Евгения Максимилиановича Лейхтенбергского. Переменным аллюром и форсированным маршем быстро подошли драгуны и, как снег, на голову явились у ворот неприятельского города. Единственный путь к городу ведёт чрез ущелье, для которого достаточно было одного неприятельского батальона, чтобы остановить не только бригаду кавалерии, но и более сильный отряд наступающих войск. Между тем, наши драгуны, подскакав к предместью Тырнова, спешились и заняли левые возвышенности или холмы, укрываясь за которыми, начали наступление на правые высоты, занятые неприятелем и неприятельскою артиллериею. Несколько неприятельских выстрелов причинили сначала им вред и останавливали ход драгун; но как только конная батарея послала неприятелю 5-6 выстрелов, они бросили и свои позиции, и лагерь, и всё, что только имели там. Драгуны ударили в штыки, в атаку, полезли на горы и сделали всё это так быстро, что неприятель не успел даже собрать свои лагерные запасы, патроны, палатки и оставил в покинутом лагере знамя.
Русские войска вошли в Тыр-нов и были радушно встречены христианским населением города. Болгары, видя в пришедших русских солдатах своих освободителей, старались принять долгожданных гостей со всею щедростью, свойственной этому гостеприимному народу.
Ознакомившись с славною боевою деятельностью генерала Гурко, в нынешнюю войну
сделавшею его имя популярным не только в отечестве, но и во всём мире, излишне было бы передавать здесь те многочисленные рассказы, в которых Гурко является храбрым, энергичным и умным начальником, заслужившим себе любовь и уважение в среде своих боевых товарищей. Таких рассказов о Гурко, как и о Скобелеве, существует громадное число; из них мы приведём только один, лучше всего знакомящий с необыкновенною храбростью генерала. Этот рассказ заключающий описание интересного состязания в личной храбрости неустрашимых генералов Скобелева и Гурко, был напечатано в «Московских Ведомостях» князем Шаховским.
На прощанье с Дольним Дуб-ником, пишет князь Шаховской, мне припомнилась любопытная сцена свидания генерала Гурко с генералом Скобелевым под Плевной, имевшая место в редуте Мирковича на Волынской горе. Личная храбрость и отвага обоих генералов не подлежат ни для кого сомнению, а презрение к опасности Скобелева вошло даже в поговорку: но тут, в редуте Мирковича, обоим генералам вместе пришлось состязаться друг перед другом в отваге или выдержать дуэль храбрости. Условившись свидеться между собою для пере-
говоров о выборе места для возведения новых укреплений на позициях под Плевной, генералы Гурко и Скобелев назначили местом свидания для себя редут Мирковича и съехались там, каждый в сопровождении своих ординарцев, начальников вверенных им частей и др., так что небольшой редут наполнился многочисленною свитой обоих генералов. Этот редут расположен от ближайшего турецкого укрепления на расстоянии каких-нибудь 800 -1 000 са-
женей, и турки до того пристрелялись к нему из своих орудий, что без промаха направляли свои снаряды в самую середину редута, куда съехались на свидание два генерала. В обыкновенное время турки редко стреляют в наши укрепления и первые не открывают никогда огня из орудий, а только изредка отвечают на наши выстрелы. На этот раз турки, по обыкновению, разгуливали по своим укреплениям, иные работали с лопатами в руках, другие сидели кучками на насыпи; турецкий офицер внутри укрепления разъезжал верхом на белой лошади… Гурко, разговаривая со Скобелевым и заметив эту небрежность турок в таком близком расстоянии от нашего редута, обратился к батарейному командиру с приказанием: «дать по ним залп из двух орудий!» Залп был дан, и турки мгновенно попрятались за насыпью; но через минуту снова появились с лопатами на поверхности укрепления. Но вот на их стороне показался белый дымок. «Ложись!» раздался крик дежурного фейерверкера, и всё что было в редуте кинулось на землю; остались на ногах только два генерала в позах разговаривающих между собою людей. Турецкая граната, с воем, шипом и свистом разрывая воздух, влетела в редут и зарылась в землю по
самой середине редута; офицер артиллерист бросился к месту упавшего снаряда, разрыл землю, вынул еще горячую от полёта, но не разорвавшуюся гранату и положил её на землю перед генералами.
Через минуту раздался новый крик «ложись!», и новая граната ворвалась в редут и зарылась рядом с первой. Гурко и Скобелев вошли на барбет и продолжали при второй гранате, также стоя разговаривать и сохранять хладнокровный вид друг перед другом.
Турки, если отвечают на наши выстрелы, то выпускают обыкновенно одним выстрелом более того, чем пущено в них;
поэтому надо было ожидать пр-бытия третьей гранаты, которая при новом крике «ложись» и не замедлила удариться в землю шагах в пяти от беседовавших, и как раз впереди их.
По счастью, этот вновь прибывший снаряд не лопнул; в противном случае обоих генералов не было бы в живых, так как осколки лопнувшего снаряда летят вперёд по силе инерции и неминуемо должны были бы задеть Гурко и Скобелева. При этой третьей гранате оба генерала были бледны, но ни в чём не изменили себе, сохраняя прежнюю позу и не прерывая беседы, как будто ни в чём не бывало».

Top
Подробнее:
Выборы. В Ямболе ночью взорван автомобиль кандидата в мэры города

Местные выборы в Ямболе переросли в криминальную фазу. Ночью в центре города около полуночи на паркинге взорван личный автомобиль кандидата...

В Болгарии создана зоополиция

Министр МВД Болгарии подписала приказ, согласно которому в ведомстве создается специальное звено по расследования преступлений против животных. Фактически этим приказом...

Закрыть