Рекламодателям

+ 359 876 807 110
+359 878 653 070
+359 877 450 180
bolexp.reklama@gmail.com

Генерал-майор М.И. Драгомиров, заведовавший переправою русских войск через Дунай

М. И. Драгомиров. Портрет работы И. Репина, 1889 год.Со дня объявления войны Турции, вся Россия с понятным нетерпением ожидала перехода русских войск через Дунай, так как только после этого только и должны были начаться военные действия. Но прошло целых два месяца томительного ожидания пока, наконец, переправа совершилась, и русские войска заняли ближайшие к Дунаю болгарские города.
Продолжительность бездействия, на которую была обречена русская армия, два месяца ожидавшая удобной минуты для перехода через Дунай, обусловливалась, как известно, необычайным разливом этой реки; приходилось выжидать уменьшения воды, но как только представился удобный момент, русские войска перешли широкий Дунай в таком месте, где перехода их ожидали всего менее.
Эта знаменитая переправа произвела на турок такое потрясающее впечатление, что в первое время они нескоро могли опомниться, тем более, что сам главнокомандующий турецких войск, Абдул-Керим-паша, обещал потопить в Дунае всю русскую армию. Не менее сильное впечатление эта переправа произвела и на всю Европу, которая была убеждена, что для перехода через Дунай русская армия должна пожертвовать 25-30 тысячами войск. Но когда стало известным о жертвах, понесённых нами, то все стратеги признали этот первый шаг на пути военных действий одним из блестящих, сразу воскресивших в памяти всех доблестные качества русских солдат и военачальников.
И действительно, трудно сказать, чем обусловливалась удача переправы: самим ли планом переправы или выполнением его? Здесь всё помогало одно другому: гениальный план нашёл блестящего исполнителя в лице свиты его величества генерал-майор Драгомирова.
Генерал-майор Драгомиров давно уже пользовался известностью как один из лучших военачальников русской армии, а его прекрасные распоряжения пред переправою сделали имя его бессмертным в истории современной войны. Отлично сознавая, что успех данного ему поручения обусловливается порядком, правильностью и строгим выполнением всех мелочей предначертанного плана, при ясном понимании как солдатами, так и командующими своих обязанностей, Драгомиров 14 июня, перед переправою, отдал приказ, отличающийся особенно оригинальным характером и произведший сильное впечатление даже на части ему не подведомственные. Некоторые командиры казачьих полков дивизии Скобелева приказали читать этот приказ по сотням, находя его превосходным. Вот что, между прочим, говорилось в этом приказе: «Начальникам всех степеней не забывать назначать, кто их должен заменить в случае убыли. Предварить всех, что в случае дела, поддержка будет, но смены никогда. Кто попадает в боевую линию, останется в ней, пока сделано дело не будет,   потому   патроны   беречь;
хорошему солдату 30 патронов достанет в самое горячее дело.
Как бы тяжело ни приходилось, не унывать, а помнить, что только „претерпевый до конца» спасается. Святой долг офицеров — самим это постоянно помнить и людей подбадривать, чтобы этого не забывали.
При вечерней и утренней молитве после „Отче наш» петь: „Господи сил с нами буди, иного бо разве тебе помощника в скорбех не имамы; господи сил помилуй нас».
У нас ни фланга, ни тыла нет и быть не должно; всегда фронт там, откуда неприятель. Делай так, как дома учился: стреляй метко, штыком коли крепко, иди вперёд и бог наградит тебя победой.
Помнить меры предохранения от огня; в огнестрельный период боя — строй разомкнутый; близко ложатся снаряды -передвинуть вперёд; ложиться только по приказанию старшего начальника.
Помнить, что пока дело совсем не кончено, ещё ничего не сделано, т.е. нужно бить до тех пор, пока ничего свежего и устроенного перед тобою не останется. Иначе, получив подкрепления, могут снова поворотить на нас».
Насколько этот приказ имел влияния на самый ход дела, видно из некоторых фактов во время боя.
В приказе запрещалось стрелять до переправы на правый берег, и пункт этот был выполнен так строго, что даже те несчастные солдаты, которые попали, скученные на одном понтоне, под такой страшный огонь, что можно было сказать о них, что их просто расстреливали в упор с крутого берега, даже они, имея возможность отогнать выстрелами сгущённую на берегу цепь, не сделали ни одного выстрела. Весь понтон, около 50 человек, был перебит. Один молодой солдат не выдержал и поднял ружьё, чтоб пустить ответную пулю, но сзади его толкнул кто-то в спину и проговорил:
—  Знаешь, ведь, что не приказано? Что же стреляешь? — и солдат опустил ружьё. В приказе была предписана строгая тишина во время переправы — и это соблюдалось в высшей степени; солдаты почти не шевелились даже тогда, когда гранаты взрывали воду около самых понтонов.
Перед боем генерал ещё раз напомнил, что нужно идти вперёд или в Дунай, и что подмоги не будет.
—  Что ж, очень трудно было брать позицию? — спросили одного раненого минца.
— Да чего трудно? Когда было сказано — никаких отступлений — поневоле возьмешь, — отвечал он в некотором раздумье, словно ему вдруг пришёл в голову вопрос: «А разве можно было не взять, если приказано было не отступать?»
Успех переправы, как известно, во многом обусловливался тою тайною, которою были покрыты все распоряжения главнокомандующего. В самый день переправы никто не знал, где и когда начнётся переход; войска передвигались с одного места в другое, но значение этих передвижений было для всех глубокою тайной.
Как известно, переправа состоялась в ночь с 14 на 15 июня, около трёх часов ночи. У Дуная, на месте переправы, были расставлены 48 орудий; несколько левее этого места, возле рощи, стояли понтоны с развевающимися флагами, для означения нумеров понтонных батальонов и их парков.
Первый эшелон состоял из 70 понтонов по 28-40 человек на каждом, и из одного понтона, на котором находились два горных орудия. Первыми двинулись в путь волынцы 14 пехотной дивизии, которою командовал Драгомиров. Вместе с волынцами, в первом эшелоне двинулась также рота под командою Озерова. Почти половина Дуная была проплыта храбрецами без выстрела; но вдруг, с востока дунул свежий ветер, горизонт забелел и неприятель увидал плывущие понтоны. Из Свиштова послышался первый выстрел и канонада загудела; в то же время с берега начался убийственный батальонный огонь. Одно ядро ударило в понтон с 2 орудиями, потопило его, а вместе с ним утонули два артиллерийских офицера, один понтонёр и артиллерийская прислуга.
Подъезжавших к берегу храбрецов встретил страшный ружейный огонь, направленный на них почти в упор. Вследствие этого, на иных понтонах почти все солдаты были перебиты, и оставалось не более 5 человек; но был и такой понтон, на котором оставался один рулевой и тот с простреленной рукой. Говорят, что этого несчастного занесло далеко вниз по Дунаю, где он высадился, благополучно пробрался через неприятельскую цепь и присоединился к своим, после того, как они работали штыками, чтобы очистить место для прибывающих свежих сил. Страшный огонь, которым неприятель встретил наши войска, не поколебал их храбрости. Не досчитываясь товарищей, они выходили на берег, падали под градом пуль, но за ними шли грудью и в штыки задние ряды и выбивали неприятеля, прятавшегося за кустами и изгородями. Успех всего дела принадлежит партии тех храбрецов, которые, оставшись, каким-то чудом, в живых, неустрашимо кидались в штыки на неприятеля и, удерживая его, давали тем возможность высаживаться на берег свежим войскам. Этою партиею истинных героев командовал бессмертный Брянов, который, одушевляя солдат и идя впереди их, был поднят на штыки и получил девять ран. Тут же были ранены полковой командир Духанов, Озеров и др.
В то время, как на берегу шла отчаянная битва, понтоны приставали один за другим; но так как одни приставали раньше, а другие позже, то, при высадке, части перемешались, роты перепутались и это обстоятельство несколько задержало наших молодцев кинуться на турок сразу и погнать их. Кроме того, с первым и вторым рейсом, вследствие убийственного огня неприятеля, достигло берега по 5-6 человек с каждого понтона, остальные же были убиты.
Вместе с третьим рейсом, приехал и начальник дивизии, генерал Драгомиров. Приведя в порядок разрозненные части, он тем самым дал им возможность кинуться в штыки и очистить местность от неприятеля, который обливал кровью каждый шаг своего отступления. Между тем, полки всё перевозились и перевозились; переправа шла так быстро, что к пристани не успевали подходить пехотные части. С целью заставить неприятельские батареи прекратить свой страшный огонь по переправляющимся на понтонах, наши 48 орудий громили турецкие батареи, и только после долгих усилий заставили замолчать их.
Больше всего наносила вред нашим войскам правая турецкая батарея, расположенная вправо от Свиштова, и её-то всего труднее было уничтожить.
Высадившиеся, тем временем, полки 14 дивизии всё более и более подвигались вперёд и зашли в тыл турецким батареям; последние снялись и тем совершенно облегчили переправу.
После этого переправу можно уже было считать вполне удавшеюся. В продолжение 18 часов на правый берег переехало 30,000 войска и одна батарея.
Переправа стоила нам далеко не столь значительных жертв, как это предполагали в начале   кампании.   Как  оказапось, мы потеряли в бою 291 человек убитыми, и 446 человек выбыло из строя ранеными. Насколько удачно была совершена переправа и каких сравнительно незначительных жертв она стоила, можно судить по тому, что когда один из наших корреспондентов при встрече с Августейшим Главнокомандующим, поздравил с благополучным окончанием переправы, совершившеюся «при таких малых утратах», то его высочество сказал: «Да, утрата в десять раз меньше того, чем я рассчитывал».
Расскажем теперь о некоторых необычайных подвигах и чудесах храбрости, выказанных нашими молодцами во время жаркой битвы при переправе. Прежде всего, следует отметить ту необыкновенную храбрость, которую показал в деле великий князь Николай Николаевич, младший. Августейший юноша перешёл с отрядом, попавшим под убийственный неприятельский огонь. Возведена была насыпь, из-за которой принялись жарить наши молодцы. Турецкие гранаты то и дело перелетали им через голову, если не ударяли в средину или около них. Молодые солдаты, при свисте пролетающего снаряда, бессознательно наклоняют голову. Юный великий князь сел на насыпь и закричал: «Ребята! Что кланяться, кому жить — не тронет, а кому нет — не простит»! В это время новый свист гранаты прожужжал над самою его головою и она наклонилась. Он быстро приподнял её и расхохотался: «Нет, видно с первого раза не привыкнешь»! — воскликнул он и просидел на насыпи, пока стрелки его не двинуты были далее. Когда великий князь главнокомандующий, по окончании боя, переплыл на только что отвоёванную турецкую землю, его встретил генерал Драго-миров, которому он бросился на шею. Тут же стоял и молодой великий князь. «Ну, мальчик, -сказал ему отец, — на первый раз славно! Пойди и ты сюда»! Он прижал его к груди и зарыдал от радости, видя его невредимым.
Один солдат пехотного полка в таких словах рассказывает о турках. «Окружили нас турки с трёх сторон, кричат «алла» — то же, как наше «ура»; хотели забрать нас, но мы как пошли на «ура», так они все и поддались. Не любят они, как идём на «ура», да в штыки; не умеют они и ружья держать в штыки, прислонить его к плечу, какая тут крепость! Ударил по нём, оно и вылетело, а стреляют ловко.
Сообщаем затем сведения о прошлой жизни и деятельности Драгомирова. Свиты Его Величества, генерал-майор Михаил Иванович Драгомиров, родился в Черниговской губернии, 8-го ноября 1830 года и получил воспитание в дворянском полку (теперь 2-е военное константиновское училище), где считался отличнейшим учеником и его имя записано на мраморной доске. Службу свою он начал в лейб-гвардии семёновском полку, будучи произведён в офицеры, 26-го мая 1849 года. Затем, в 1854 году Михаил Иванович поступил в императорскую военную академию (ныне николаевская академия генерального штаба). Генералы Милютин (ныне военный министр) и Карцев, бывшие тогда профессора академии, имели на него решительное влияние.
Окончив блистательно свои занятия   в   академии,   М.   И. получил золотую медаль и был зачислен в гвардейский генеральный штаб. Вскоре после этого он был командирован заграницу для приобретения основательных сведений по тактике; с этою целью он преимущественно изучал военный быт Франции.
Во время войны в Италии, он состоял при штабе сардинской армии и делал вместе поход до сражения при Сольферино. По возвращении в 1860 году из заграницы он был назначен сначала адъюнкт-профессором, а потом профессором тактики, в николаевскую академию генерального штаба. В 1861 году капитану Драгомирову было поручено чтение курса тактики и военной истории его императорскому высочеству наследнику цесаревичу, а затем в 1864 году великому князю Алексею Александровичу. В том же году капитан Драгомиров произведён в полковники и назначен начальником штаба 2-ой гвардейской кавалерийской дивизии; в 1865 году назначен членом совещательного комитета главного управления генерального штаба.
В 1866 году, он был командирован в прусскую армию, на время кампании, военным агентом. Вернувшись на родину, он ознакомил с характером этой кампании своих соотечественников. Лекции об этой войне до сих пор памятны по необыкновенной рельефности и жизненности изложения. В 1866 году Его Императорское Высочество Наследник Цесаревич подарил Драгомирову бриллиантовый перстень с вензелевым изображением имени Его Высочества. В 1869 году, полковник Драгомиров, за отличие по службе, произведён в генерал-майоры; в следующем году назначен начальником штаба киевского военного округа, где войсками командовал генерал Дрентельн. В 1872 году назначен в свиту Его Величества. Высочайшим приказом, 14-го августа, 1873 г., он назначен командующим 14-й пехотной дивизией, с которой и совершил блистательную переправу через Дунай.
Генерал Драгомиров имеет следующие ордена: св. Владимира 3-й степени; св. Станислава 1-й степени:, св. Анны 1-й степени; св. Георгия 3-го класса; сардинский орден св. Маврикия и Лазаря; Прусской короны 2-й степени и крест в память кампании 1866 года.

Top
Подробнее:
В «Св. Петка Българска» пройдёт панихида к 20-летию смерти Ванги

В субботу 6 августа  в 11:00 к 20-летию смерти Ванги в Рупите начнется панихида, которую отслужат священники из Петрича, сообщил...

В Цюрихе пройдёт чемпионат Европы по лёгкой атлетике

От Болгарии выступит 22 спортсмена. Чемпионат проходит в Швейцарии с 12 по 17 августа, Болгарию представляет 12 мужчин и 10...

Закрыть